По окончании университета – а специализировался Русанов н...
<div>По окончании университета – а специализировался Русанов на геологии – у него появилась возможность защитить докторскую. И он принял решение собрать для нее материал на Новой Земле. Архипелаг, а особенно его северная часть, оставался практически terra incognita. </div><div>В Архангельске, куда в 1907 году прибыл Русанов, его идею приняли на ура и всячески способствовали подготовке экспедиции. Первые свои исследования на Новой Земле геолог провел в проливе Маточкин Шар. Они получили высокую оценку в Сорбонне, и, когда на следующий год французской экспедиции потребовался геолог для работы на архипелаге, выбор пал на Русанова.</div><div> В ходе той экспедиции он впервые пересек пешком остров Северный. В 1909, 1910 и 1911 годах Русанов – уже авторитетный ученый, руководитель русских научных экспедиций. В 1910 году на судне «Дмитрий Солунский» он обошел Северный остров Новой земли впервые после похода Саввы Лошкина</div>
<div>Рискованный план.</div><div>Еще до плавания на Шпицберген в своей статье "План шпицбергенской экспедиции" Владимир Александрович писал, что рассматривает ее как "небольшую первую пробу". А говоря о "Геркулесе", утверждал, что "с таким судном можно будет широко осветить и быстро двинуть вперед вопрос о Великом северном морском пути - пройти Сибирским морем из Арктического в Тихий океан".</div><div>Одним словом, уже тогда у Русанова зрел план после завершения работ на Шпицбергене отправиться к Новой Земли и далее - на восток. Всего на "Геркулесе", как уже говорилось, было 14 человек. Трое из них, а именно: геолог Самойлович, зоолог Сватош и заболевший боцман сошли на берег. Все они с материалами экспедиции на попутном норвежском судне возвратились на Большую землю.</div><div>План Русанова пройти Северным морским путем на небольшом суденышке, с недостаточным запасом провианта выглядел, конечно, сомнительно. Поход предстоял слишком рискованный, но даже уговоры Самойловича отказаться от него не смогли изменить решения Русанова. 10 августа 1912 года "Геркулес" поднял якорь и направился в свое опасное плавание.</div>
<div>Шло время, и все меньше оставалось надежд на благополучный исход последней экспедиции Русанова. Ничего не дали и поиски, предпринятые в 1914 - 1915 годах по инициативе Русского географического общества.</div><div><br></div><div>Более двадцати лет ничего не было известно о пропавшей экспедиции. Но вот летом 1934 года на одном из островов у западного Таймыра, в восточной части Карского моря топограф А.И. Гусев заметил обложенный камнями двухметровый столб с вырезанной на нем надписью: "Геркулес 1913 г." Рядом валялись поломанные нарты и металлическая крышка от патронного ящика.</div><div>Миновало около месяца, и на другом острове, в ста километрах от первого, были найдены смерзшиеся клочки одежды, испорченный непогодой фотоаппарат, компас, часть дробового ружья и патроны к нему. Кроме того, удалось найти серебряные часы с инициалами одного из членов русановской экспедиции В.Г. Попова, а главное, нашлись документы двух матросов из состава злополучной экспедиции. Среди них была мореходная книжка матроса "Геркулеса" А. С. Чукчина. Безымянные, безлюдные острова, на которых были обнаружены эти вещи, получили названия Геркулеса и Попова-Чукчина.</div><div><br></div><div>Поиски русановской экспедиции продолжались и позже. В 1936 году в этих же местах гидрологом с судна "Торос" был обнаружен блокнот с несколькими листками и надписью: "В.А. Русанов. К вопросу о северном пути через Сибирское море". К найденным предметам добавились новые - кружки, ложки, серебряные часы, перочинные ножи, латунный якорек, явно с форменной куртки Кучина, обойма от пистолета системы "браунинг". Более того, на острове Песцовом и рядом с ним, под водой, были обнаружены части небольшого суд</div>
<div>Весной 1912 года Русанов согласился возглавить экспедицию на Шпицберген, в то время считавшийся «ничейной землей». Целью экспедиции было изучение каменноугольных</div><div>месторождений и постановка там заявочных знаков.</div><div>На организацию экспедиции правительство ассигновало 54 тысячи рублей (сумму в те годы немалую). Из них 20 тысяч ушло на приобретение в Норвегии зверобойного судна "Геркулес". Несмотря на громкое название, эта небольшая моторно-парусная шхуна имела водоизмещение всего 63 тонны. Запасы провизии брались в расчете на полтора года.</div><div><br></div><div>В качестве капитана "Геркулеса" Русанов пригласил 25-летнего Александра Степановича Кучина - участника похода Руаля Амундсена в Антарктиду. Правда, в полярную партию, открывшую Южный полюс, Кучину попасть не удалось (в нее вошли только норвежцы), но его роль как океанографа оказалась весьма значительной.</div><div>В состав русановской экспедиции на Шпицберген вошел также горный инженер Рудольф Лазаревич Самойлович - в недалеком будущем известный ученый и полярный исследователь.</div><div>Сегодня я пересяду на свое судно "Геркулес", - писал Владимир Александрович Р</div>

This site uses cookies to deliver our services. By using our site, you acknowledge that you have read and understand our Terms of Service and Cookie Policy. Your use of ThingLink's Products and Services, is subject to these policies and terms.